Российско-абхазские отношения: смены парадигмы

Автор: | 27.10.2014

 

И дело вовсе не в поспешных иррациональных оценках на грани с истерией в широких общественных кругах, и не в попытках конъюнктурного реваншизма со стороны проанквабовских сил, и не в стремлении Грузии разыграть удачно подвернувшуюся карту для того, чтобы снова привлечь к себе внимание западных патронов, изрядно охладевших к Тбилиси на фоне украинских событий – как раз эти явления для вдумчивого наблюдателя, знающего местный контекст, являются абсолютно ожидаемыми и понятными.

Сама по себе постановка вопроса о заключении нового договора знаменует собой тот факт, что российско-абхазские отношения находятся в некой переломной точке. Отбросив крайние радикальные варианты, которые являются априори нереалистичными – от вхождения в состав РФ до отказа Сухума от ориентации РФ – получим выбор из двух реальных альтернатив: сохранение инерционной модели развития двусторонних отношений либо модернизационный рывок. В терминологии дня сегодняшнего: отказ от подписания нового интеграционного договора либо же его подписание и, что весьма важно,  последовательная эффективная реализация.

Рассмотрим первый возможный сценарий – инерционный. Его контуры были сформированы сразу после признания и заключения договора о дружбе в 2008 году. Суть его заключается в том, что Москва дает какие-то деньги, необходимые для закрытия самых минимальных потребностей, более-менее контролирует, чтобы заявленные цели по минимуму достигались, но глубоко не лезет в абхазскую проблематику, ничего от Абхазии не ждет и не требует. Сухум, в свою очередь, с той или иной степенью эффективности осваивает дотации, произносит правильные здравницы и тосты, но в целом варится в собственном соку и в полном соответствии с национальными представлениями о социальной динамике никуда не поспешает.

Совершенно очевидно, что при таком подходе реальное наполнение росийско-абхазского диалога во многом начинает зависеть от субъективного фактора – а именно личности руководителей в Сухуме и кураторов в Москве. При Багапше, одной из наиболее распространенных характеристик которого было «умел дружить со всеми», поступающая из Москвы финансовая помощь более менее равномерно растекалась тонким слоем по всей республике, а причастность к финансовым потокам в той ил иной мере могли ощутить широкий круг кланов и групп интересов. Анкваб же замкнув все финансовые потоки в узком кругу особо приближенных коммерсантов, увлеченно занимался строительством объектов социальной инфраструктуры, не особо рефлексируя не только над тем, что возведение новых объектов означает дальнейшее постоянное увеличение расходов на их содержание, но и просто не задумываясь о том, зачем нужны бассейны и дворцы культуры в обезлюдевших селениях, где нет ни единого рабочего места. Хотя, возможно, наоборот, очень даже задумывался – не даром же появился тот самый узкий круг «олигархов».

Понятно, что ни при первом, ни при втором подходе ожидать позитивного развития в формировании социально-экономического базиса абхазского государства не приходилось.

Именно поэтому одним из важных элементов критики Анкваба со стороны оппозиции – практически вторым по значимости после вопроса паспортизации грузинского населения – стало преступно неэффективное проедание российской финансовой помощи. И это на фоне далеко неоднозначной – не на уровне тостов и жестов, а на практике – позиции Анкваба по отношении к Грузии: массовая раздача паспортов мегрелам, открытие дополнительных пунктов пропуска на грузино-абхазской границе, латентный саботаж большинства российских предложений по повышению эффективности двустороннего сотрудничества.

Именно такие неудобные вопросы звучали и на митинге 27 мая, который перерос в народный сход и привел к досрочному сложению Анквабом полномочий. Понятно, что после такого задела, вопрос российско-абхазских отношений стал одной из ключевых тем предвыборных кампаний всех кандидатов в президенты на досрочных выборах. И все кандидаты, как один, твердили о необходимости качественного совершенствования российско-абхазского партнерства, выходе его на принципиально новый уровень, довольно сходим образом мотивируя это как изменениями внешней конъюнктуры, так и потребностями в существенных внутренних преобразованиях, которые, как все понимают, немыслимы без российской поддержки.

Предложенный российской стороной проект договора о союзничестве и интеграции является, таким образом, прямым ответом на вполне себе созревший и четко оформившийся в самой Абхазии консолидированный запрос на переход  с инерционной модели двустороннего партнерства на путь модернизации. Да, для абхазов в первую очередь  модернизации внутренней, но с опорой на Россию.  Наивно полагать, что в Москве не осознавали всех издержек и бесперспективности инерционного похода. Просто в отсутствие заинтересованного контрагента со стороны Сухума и вороха своих проблем было как-то не до того.

С приходом к власти команды Хаджимбы открылись возможности для смены парадигмы российско-абхазского диалога. Хаджимба декларирует подходы, которые вполне себе созвучны с давними представлениями Кремля о модернизационном сценарии для Абхазии: концентрированная российская помощь на первом этапе, прицельно направляемая на запуск внутреннего локомотива социально-экономического развития, с последующим плавным переносом финансовой нагрузки и ответственности на собственные плечи Абхазии. Плюс, безусловно, укрепление сотрудничества в сфере безопасности, как ответ на изменившуюся внешнеполитическую конъюнктуру. Причем даже в этом сугубо, казалось бы, политическом аспекте Хаджимба проявляет заметный прагматизм, настаивая не на декларативном усилении и углублении сотрудничества, но предлагая прописать в договоре четкие обязательства РФ по крупно затратным статьям: инженерно-техническое обустройство границы с Грузией и модернизация абхазской армии.

Хочется верить, что Москва и Сухум не упустят представившуюся  возможность добиться взаимосогласованными усилиями общей, в общем-то цели – создать дееспособное эффективное самостоятельное абхазское государство: давний предмет мечтаний абхазского народа и успешный «витринный проект» для Москвы

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *