А судьи где?

Автор: | 12.01.2015

С их же слов, в абхазской тюрьме бывшему курсанту милиции угрожает опасность. 

Курсанта милиции Мераба Гергедава 19 сентября 2014 года убили в селе Цабал, в горах Гульрипшского района. По подозрению в расправе над ним, был задержан учащийся того же заведения, Гарик Калайджян и его друг Тигран Торосян. Было возбуждено уголовное дело по статьям «Умышленное убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору» и «Незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия». Убийство Мераба Гергедава всколыхнуло все общество. Культура и образ жизни молодого поколения, состояние межнациональных отношений – обо всем этом несколько месяцев говорили в контексте трагедии, произошедшей в Цабале. 

Сразу после трагедии и задержания подозреваемых в убийстве, в селе Шаумяновка, в Гульрипшском районе был сожжен дом семьи Калайджянов, его родным пришлось покинуть Абхазию. Сейчас семья и близкие родственники пытаются привлечь внимание к своей проблеме. Лилит Яцунская, двоюродная сестра Калайджяна рассказала нашему изданию интерпретацию событий по версии близких главного подозреваемого в убийстве курсанта милиции. 

— Моего брата вынудили совершить убийство. Мы считаем, что подоплекой трагедии были межнациональные отношения в школе милиции. Он был единственным армянином в этой группе. В этом училище есть женщина, которая преподает там медицинскую подготовку. Она начала настраивать курсантов против Гарика и возмущалась по поводу его назначения старшиной курса. После этого курсанты стали издеваться над Гариком и преследовать его. В 2014 году в марте или апреле, со слов его отца, парня пырнули ножом по ногам и всячески издевались над ним. Ударили по голове, после чего он потерял сознание. После драки он всю ночь ночевал на улице, на следующий день убежал в Сочи, но родители его вернули обратно, поскольку не знали о драке. После этого драки были постоянно, угрожали, что убьют родителей, сожгут дом. В период угроз он продолжал учиться и учился на четверки и пятерки. Гарик не хотел убивать, он хотел просто поговорить с ним, но Мераб даже не стал его слушать, достал нож и начал нападать на него. 

— Вам не кажется странным, что ваш брат позвал хорошо знакомого ему человека поговорить не куда-нибудь рядом, а в горы, за тридцать километров от Сухума? 

-Я не могу вам ответить на этот вопрос. По словам его отца, Гарик не собирался никого убивать. 

На своей странице в «Одноклассниках», Гарик Калайджян отметил Мераба Гергедава как «брата». То есть между ними были, как можно догадаться, довольное близкие отношения. Как так произошло, что отношения между ними так радикально изменились к худшему? 

— Я спросила отца Гарика о его дружбе с Мерабом. Он ответил, что прежде так и было, но потом отношения расстроились после того, как Гарика начали травить в школе милиции. Все руководство училища было в курсе всех издевательств, но молчали. Оружие, которым было совершено убийство, травматическое, он всегда носил его с собой, пока был на практике.

4 декабря прошлого года заместителем генерального прокурора Омяни Логуа утверждено обвинительное заключение по этому делу. В совершении умышленного убийства из мести по предварительному сговору, обвиняются курсант Сухумской школы милиции Гарегин Калайджян и солдат срочной службы Государственной службы охраны Тигран Торосян.

Действия Калайджяна и Торосяна квалифицированы по пункту «ж» части 2 статьи 99 (умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору) Уголовного кодекса Республики Абхазия, санкция которой предусматривает наказание от 8 до 15 лет, либо пожизненное лишение свободы.

По результатам расследования в министерство внутренних дел внесено представление на применение дисциплинарных мер воздействия в отношении руководства школы милиции, так как в организации работы Сухумской специальной средней школы милиции выявлены недостатки в части соблюдения учащимися  установленных правил поведения, которые органом расследования оценены как причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Родственники подозреваемого Калайджяна добиваются рассмотрения его дела российскими правоохранительными органами, опасаясь, что в абхазской тюрьме ему может угрожать месть со стороны родных и близких убитого им курсанта школы милиции. 

Однако, по мнению юристов в данном конкретном случае нет перспектив для организации в России проведения следственных мероприятий и судебного процесса над подозреваемыми в убийстве курсанта милиции. Как считают юристы, в соответствии с уголовным кодексом Абхазии, гражданина страны, совершившего преступление на ее территории, будут судить только в Абхазии. Исключения могут касаться лишь сотрудников дипломатической миссии, военнослужащих РФ, несущих службу на территории Абхазии. 

Текст: Стелла Адлейба, Антон Кривенюк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *