Народная милиция Леонида Дзяпшба

Автор: | 05.11.2015

— Какова сегодня криминогенная ситуация в стране?

— На сегодняшний день ситуация спокойная и стабильная. У нас всё под контролем. Органы внутренних дел представлены во всех городах и районах республики. Мы обеспечиваем правопорядок по всей Абхазии — от Псоу до Ингур в круглосуточном режиме. Конечно, количество патрульных машин должно быть больше, нужно 8-12 патрулей  по городу Сухум. Сейчас их меньше, но этот вопрос в ближайшее время будет решен. Мы  получим большую партию техники и будем передавать ее в города и районы. А с нового года поднимем и заработную плату сотрудников. Результаты работы наших сотрудников уже видны, и наш народ давно этого ждал. Наши сотрудники усердно выполняют свой долг, и я хочу их поблагодарить за этот нелегкий труд. 

— Вступив в должность министра внутренних дел, вы начали проводить  реформу в министерстве. Сегодня с должностей увольняются одни сотрудники милиции, на их место приходят другие. Скажите, не опасно ли так рубить с плеча? 

— А никто с плеча и не рубит. Процесс жизни такой, что кто-то приходит, кто-то уходит. Многие уходят по достижению своего возраста, другие в силу неисполнения своих прямых обязанностей. Сегодня времена меняются, вы видите, как часто меняется и руководство страны. Поэтому кто-то уходит, кто-то приходит, и это как раз нормальный процесс. И своим сотрудникам я говорю, что мы должны сегодня обеспечить правопорядок и спокойствие наших граждан. Человек, передвигаясь на автотранспорте и ложась дома спать, должен знать, что его милиция его бережет. И мы к этому придем. Наш народ хочет спокойствия. И я благодарен нашему народу за терпение. 

— В последнее время в стране идут масштабные рейды: милиционеры разъезжают по городу, пугая людей мигалками. К примеру,  на центральном рынке сотрудники милиции проверяют у молодых людей документы, задерживают их. Недавно я была свидетелем того, как сотрудники милиции снимали номера с неправильно  припаркованных машин, после чего появился хозяин машины и начал спорить с сотрудником милиции. Вот, на ваш взгляд, такие меры способны приучить наших граждан к правопорядку,  и, что важнее, к уважению сотрудников милиции? 

— Выходя из дома, можно увидеть, что нарушителей стало гораздо меньше, за редкими исключениями. Но вы знаете, среди нарушителей оказалось больше людей в погонах. К сожалению. Поэтому были и будут увольнения. Помимо выполнения своих полномочий, человек должен сам подчинятся законам. 

Госномерной знак изымается в редких случаях, но иногда это просто вынужденная мера. Нарушения были и будут. На трассе от Псоу до Ингур на всех постах не по три человека будет, а по шесть человек. Вот я у себя на мониторе вижу, как работают разные посты ГАИ. Поэтому всё будет отслеживаться. 

Мероприятия мы проводим не только в городах и районах, но и в сёлах. Особенно в ореховый сезон очень много разбойных нападений. С сожалением приходится об этом говорить. Но все эти случаи расследованы и раскрыты. В Ткуарчалском районе был убит человек, были другие случаи в Очамчирском районе, Галском, все эти дела раскрыты. Однако, я уверен, что не все такие случаи нам известны. Поэтому когда везде будет присутствие сотрудников милиции, когда люди будут часто общаться с сотрудниками милиции, у людей  появится доверие. Присутствие сотрудников правоохранительных органов обеспечивается не в карательных целях, а для того, чтобы люди чувствовали защищенность. И тем самым поменяется и отношение к сотрудникам милиции. Ведь мы народная милиция, все мы из народа.

— Но наши граждане не очень любят сотрудничать с правоохранительными органами. Как вы думаете, удасться ли вам поменять эту ситуацию, или «стучать» все же для абхазов – последнее дело? 

— На счёт слова «стучать» — я его не понимаю. Просто человек должен относиться с уважением к сотрудникам милиции и  чувствовать, что представитель власти его спаситель.  Милиционер обязан вежливо общаться с людьми, чтобы и человек доверял ему.  Грубость и хамство никто терпеть не будет. Если мы хотим вернуть доверие к сотрудникам милиции, то это самые первые и необходимые меры, которые нужно принять. И это не просто громкие слова, я это делал и буду делать дальше. 

— А как быть, если реформам будет противиться элита нашей страны? Мы знаем, что среди людей, влиятельных и нередко политически активных, есть те, у кого могут возникать проблемы с законом. 

— Я уже говорил выше о том, что народ хочет, чтобы милиция его оберегала. И мы будем к этому стремиться. Я не знаю, кто этому будет противиться. 

— То есть, чиновников, к примеру, тоже будут штрафовать за правонарушения? Закон всё-таки один для всех. 

— А какая разница — чиновник или кто-то еще? Я на заседании правительства, обращаясь к своим коллегам, сказал, что родственные и дружеские связи — это понятно, но есть всё-таки закон, и он для всех един. В своей работе я всегда иду прямо и открыто по отношению ко всем. Закон должен быть всегда выше. 

— Как, кстати, учите культуре милиционеров, а то большинство из них далеко не всегда вежливы в обращении с гражданами. 

— Вы знаете, со мной один раз произошел интересный случай. Я был в одной из стран Европы и сидел в машине,  руки были заняты, и я  не мог открыть дверь. Сотрудник полиции, заметив это, открыл мне дверь, чему я был очень удивлен. И это на самом деле было очень приятно. Наши сотрудники должны также внимательно относиться к гражданам. Они обязаны общаться с людьми культурно и вежливо. Люди, общаясь с человеком в форме, должны видеть, что  их слышат и  реагируют  на их просьбы. Я всегда об этом говорю своим сотрудникам, и  мы к этому обязательно придем. 

— Как сегодня продвигается организация  Информационно-координационного центра? 

— Вопрос продвигается хорошо. Я в ближайшее время поеду подписывать договор. Этот центр должен быть, и мы многие вопросы будем решать вместе. Кстати, они будут расположены недалеко от здания МВД. Поэтому это всё вопрос времени. 

— То есть, договор всё-таки будет подписан?

— Не всё-таки, а он будет подписан. Это нам сегодня необходимо. Нам не надо будет потом ездить в Москву, чтобы решить тот или иной вопрос. Всё можно будет решить на месте. Информационные и практические вопросы у нас автоматически снимутся. 

— А сколько сотрудников будет работать в этом центре?

— Наш парламент решил, что в Информационно-координационном центре должно работать двадцать человек. И для начала этого достаточно.
 

— Там будут работать только российские специалисты?

— Там будут и российские специалисты, и абхазские. Это будет совместная работа. 

— А кому они будут подчиняться?

— Ну здесь главное не кому они будут подчиняться, а то, что мы будем делать одно дело. Я министр внутренних дел, конечно, они все вопросы будут согласовывать со мной. 

— Вы недавно назвали имя человека, подозреваемого в убийстве винодела Заура Авидзба. Как сегодня продвигается расследование этого дела?

— Идет следствие, человек был задержан, и он дал признательные показания. Оружие, из которого он стрелял, тоже изъято. Всё идет своим чередом, и по окончании следствия материалы будут переданы в суд. 

—  Но вернемся к организации дорожного движения. Почему светофоры в районе Турбазы и Синопа так установлены, что, сидя за рулем, их просто невозможно увидеть? То есть, они, как правило, где-то за столбом или за деревом. Ладно, мы местные, и мы знаем, что там стоит светофор и нужно остановиться, но ведь есть те, кто не знают. И к тому же, в городе очень много мест, где просто необходимо ставить светофор, но его нет. Скажите, вы как-то будете решать этот вопрос? 

— Я сам в городе езжу, и это действительно имеет место быть. Я вас уверяю, что в ближайшее время мы все эти вопросы решим. И будет просто приятно ездить, потому что будут и светофоры, и разметки, и видеокамеры на дорогах. К маю 2016 года мы планируем всё это сделать. Мы уже говорили об этом с главами администраций. Я вообще нахожусь в тесном контакте с главами всех администраций. К примеру, на Лыхненском повороте необходимо тоже установить светофор, там было очень много аварий, и количество смертей я даже не хочу называть. То есть, в Абхазии много мест, где светофоры в ближайшее время будут установлены. 

— И последнее, что я хочу спросить. Что, по вашему мнению, могло бы кардинально изменить криминогенную обстановку в республике в лучшую сторону?

— Надо просто работать умело и профессионально над этим. И заработная плата сотрудников должна соответствовать тому труду, который они выполняют. Сегодня наши сотрудники, можно сказать, работают круглосуточно, получая 5-6 тысяч рублей. Но когда они будут получать 20-30 тысяч, тогда и мы с них будем требовать отдачи. Хотя я со своих сотрудников и так требую, но делаю это скрепя сердце, потому что знаю, что он не одет, не обут, его транспорт не соответствует норме и так далее. В этом плане тоже многое налаживается. 

К примеру, к лету следующего года мы подготовимся, и любой человек, заезжающий в Абхазию, останется доволен. Преступления совершались и будут совершаться, но, я вас уверяю, что их станет меньше. Поэтому присутствие сотрудников милиции на местах — необходимость.

Интервью подготовила Стелла Адлейба

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *