«Мы долго терпели, но теперь начнем предпринимать меры»

Автор: | 08.12.2015


На этой фотографии Очамчирский порт. Та его часть, где разгружают уголь. Никаких специально отведенных зон для разгрузки угля там нет.


Директор Института экологии Академии наука Абхазии Роман Дбар считает, что этим вопросом давно должны заниматься контрольные органы. «Любые сыпучие или иные грузы, которые подлежат перевалке, не должны поступать в окружающую среду. Для этого должны быть созданы условия, которые обеспечат такую безопасность. Это недопустимо, чтобы на погрузочных площадках атмосферными осадками смывался уголь. Все стоки, которые образуются на погрузочных площадках, должны локализоваться на месте погрузки, поэтому, конечно, это является нарушением», — говорит Роман. 

 Роман Дбар подчеркивает, что сам по себе уголь не представляет опасности, ведь в нем нет химических веществ. Однако, уголь может привести к изменению окружающей среды.

«Сам процесс добычи угля сопровождается сложностями, связанными с экологией, поскольку добыча угля является открытой. В высокогорье во время таяния снегов или осадков летом происходит размыв, и образовавшиеся селевые потоки выносят эти загрязнения в крупные водотоки — в данном случае, в реку Аалдзга, а она уже непосредственно в море, при этом формируя так называемый речной плюм, соответственно изменяя рекреационные характеристики морского бассейна и приморской зоны», — продолжает Роман Дбар. 

Он особо отмечает и то, что город Очамчира является курортом, поэтому важно, чтобы параметры водной среды здесь соответствовали нормативам, и не происходило ухудшений. Также Дбар подчеркивает, что все работы должны сопровождаться рекультивацией. Это означает, что  по мере того, как осваивается угольный разрез, старые, уже освоенные,  участки должны рекультивироваться, то есть,  на их месте необходимо посадить лес, чтобы растительность удерживала верхний слой почвы. Это обязательные условия, по словам Романа Дбар, которые не дадут осадкам размывать грунт. Кстати,  в реках, куда смываются нечистоты, нерестится форель и черноморский лосось. Кроме того, это реки, в которых купаются люди. 

В свое время фирма поставила  дорогостоящие, современные барабанные фильтры, улавливающие  мельчайшие частицы угля в воде, чтобы они не попадали в дальнейшем в реку. Это оказалось  выгодным, потому что эти  частицы в дальнейшем используются  как товар. 

«Очистные сооружения стоят на промышленных установках, то есть,  уголь доставляется на участок обогащения, где он, смешанный с водой, транспортируется вниз с высоты 1600 метров над уровнем моря. И в этой воде, с помощью которой транспортируется этот уголь, образуется мелькая угольная взвесь,  растворенная  в воде. Раньше это все просто сбрасывали в отстойник, и уходило в реку. Позже поставили очистные сооружения, чтобы улавливать эти частички угля», — рассказывает Роман.


— Вы подчеркнули, что это курортная зона, и естественно местных жителей беспокоит один важный вопрос: чем грозит человеку купание в загрязненном от угля море? 

— Для здоровья, к счастью, ничем не грозит, ведь это не химическое производство. В данном случае купание не очень приятно с точки зрения эстетики. Если курорт Очамчира приглашает к себе отдыхающих, то, естественно, нужно предлагать  условия, соответствующие стандартам. Кому интересно купаться в мутной воде? — удивляется Роман Дбар.

Но тут возникает и другой вопрос. Город Ткуарчал сформировался как город горняков. Он всей своей историей связан с угольным месторождением, поэтому, если  предположить, что угольное производство закроется, как существовать этому городу?

— Конечно можно отказаться от добычи угля и сделать Ткуарчал курортным городом. Но для этого потребуются колоссальные ресурсы, которых  нет  в нашей стране. По меньшей мере, нужно искать серьезных инвесторов, которые будут готовы включиться в этот процесс. Пока таковых нет», — говорит Дбар. 

Глава администрации Ткуарчальского района Аида Чачхалия считает, что при полном прекращении добычи угля район можно вообще закрывать. «У меня нет такой информации, что в море выбрасываются нечистоты. На сегодняшний день мы живем за счет этой фирмы и за счет этого угля. Да, там бывают аварии, но это как и на любом производстве. Львиную долю нашего бюджета мы покрываем за счет этих денег», — сказала Аида Чачхалия. 

Предприятие выполняло все необходимые предписания по обеспечению экологической безопасности. А это: функционирование очистных сооружений на обогатительной фабрике, рекультивация земель на месте карьера, где был добыт уголь, и выполнение всех необходимых условий по обеспечению экологической безопасности. 

«Любая деятельность, связанная с перегрузкой сыпучих или иных материалов под открытым небом, должна производиться на бетонированной площадке с бордюрами, которые, в свою очередь, не дадут возможности разрыва и попадания этого вещества в окружающую среду. То, что мы видим на фотографии, сделано самым простым способом. Если фирма не будет делать предписаний и  контролировать, то бизнесмены постараются  экономить на всем, и, в первую очередь, на экологической безопасности»,  — сказал Дбар. 

Добычей угля в этом районе вот уже 10 лет занимается  ООО «Ткуарчал-уголь». На фото место добычи угля. Добытый уголь доставляется на промышленную площадку здесь же, наверху. Затем по пульпопроводу доставляется вниз к очистным сооружениям. 

Это фотография со спутника, на месте добычи угля. 

Мы напомним, что еще в 2010 году из-за загрязнения реки Аалдзга жители района устроили забастовку. Они блокировали железную дорогу и не пустили в город Очамчира 13 вагонов с углем. Тогда работу предприятия на время приостановили. В настоящее время очистные сооружения стоят только непосредственно вдоль реки Аалдзга, а в Очамчирском порту никакой специально оборудованной зоны под погрузку угля так и не сделали. Заместитель председателя госкомитета по экологии и охране природы Абхазии Мурман Соломко не захотел давать преждевременных комментариев, однако подчеркнул важную деталь. «Я сам живу в Очамчирском районе и знаю, что происходит в порту. У нас на них целая куча документов лежит, мы долго терпели, но теперь начнем предпринимать меры», — сказал Соломко. 

Это тоже фотография со спутника, только она 2006 года. Здесь видно, как из-за выброса нечистот в море прибрежная зона, а также река Аалдзга, стали черными.

Материал подготовила Стелла Адлейба

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *