«Дело не в законе, а в том, что он не исполняется»

Автор: | 01.03.2016

Напомним, что на прошлой неделе в редакцию газеты «Нужная» ворвался человек, нецензурно выражающийся в адрес главного редактора Изиды Чания. Виновный был задержан и водворён в изолятор временного содержания на пять суток. Дело находится в отделе дознания МВД Абхазии. Заявление в поддержку главреда «Нужной», которое будет передано в правоохранительные органы и в парламент страны, подписало более пятидесяти журналистов. 


«Мы, журналисты Республики Абхазия, воспринимаем этот инцидент, как факт давления на журналистов, и считаем это провокацией, вызванной профессиональной деятельностью редактора «Нужной газеты» Изиды Чаниа. Буквально на днях Изида Чаниа получила сообщение от анонима c угрозами аналогичного содержания. Подобные сообщения периодически получают и другие абхазские журналисты. Мы обращаемся ко всем гражданам нашей страны, к политическим партиям и движениям с предупреждением о том, что определенные силы явно нагнетают обстановку с целью вызвать в стране нестабильность, создать атмосферу нетерпимости и вседозволенности. Мы требуем от правоохранительных органов и прокуратуры немедленного реагирования на угрозы в адрес журналистов, в том числе и тех, которые мы слышим постоянно в свой адрес в социальных сетях. Мы предлагаем депутатам парламента принять специальный закон о неприкосновенности журналистов и предусмотреть серьезную ответственность за хулиганские действия и угрозы в адрес журналистов. Символично и печально, что мы вынуждены делать подобное заявление в «День журналистов Абхазии». Печально и то, что на многочисленные факты давления и угроз в адрес журналистов, которые были в последние месяцы, на обращения журналистов в правоохранительные органы, СГБ и прокуратуру нет абсолютно никакой реакции, — говорится в заявлении. 


— Мне кажется, не нужен закон о неприкосновенности журналистов, — говорит адвокат Инга Габилаиа. – Таким образом можно принять законы в отношении каждой категории граждан, в том числе, и адвокатов, потому что нам тоже очень часто угрожают. Дело в другом, у нас много самых разных законов, но проблема заключается в их неисполнении. Сколько в генпрокуратуре лежит заявлений по тем же фактам клеветы, и до сих пор нет никаких результатов. Если даже дело доходит до суда, а такое бывает очень редко, то обвиняемым дают минимальные наказания. Когда чёрным по белому написано одно, а судья «выкручивает» текст закона в совершенно другую сторону, в пользу преступника, то это неисполнение закона. Судьи не несут никакой ответственности, хотя уголовным кодексом предусмотрена ответственность за вынесение заранее неправосудного решения. Я не припомню такого случая, чтобы судьи или сотрудники прокуратуры хоть как-то были наказаны. Поэтому, повторюсь, дело не в законе, а в его неисполнении.


По мнению некоторых экспертов, за безопасность журналистов, идущих на какой-то риск, всегда должен отвечать их работодатель. Ведь, если человек решил посвятить всю свою жизнь журналистике и писать на не всегда удобные темы, он должен понимать, что идёт на риск. Другие считают, что наделять журналистов особым статусом нужно только в крайнем случае. Наличие их в общественной жизни – это диагностика общества. Чем свободнее журналистика, тем лучше. Но надо понимать, что критика, исходящая от журналистов и которую, конечно, никто не любит, обществу только на пользу.


— Последние годы из-за политического раскола у нас в Абхазии напряжённая ситуация и на некоторых, не очень хорошо воспитанных людей это плохо действует. Я не думаю, что Изиде угрожает какая-то реальная опасность, но безусловно, инцидент был возмутительный и такая защитная реакция профессионального сообщества должна предупредить следующие выходки. Важно то, что заявление, которое висит в Фейсбуке, получило широкий отклик, что его подписало столько журналистов, что была реакция правоохранительной системы, и нарушителя осудили и посадили на пять суток за такое поведение, — говорит журналист Надежда Венедиктова. 


— С хамством мне приходится сталкиваться нечасто, в основном при общении с водителями общественного транспорта и продавцами, — рассказывает Марианна Котова, журналист «Абаза ТВ». — Это не касается профессиональных дел. Наоборот, когда меня узнают, стараются вести себя, как можно корректнее. Не помню, чтобы мне кто-то хоть раз угрожал. Ни в соцсетях, ни лично. Наоборот, благодаря своей профессии я завязала много приятных и полезных знакомств. Не думаю, что закон оградит журналистов от хамства и угроз, но он поможет эффективнее защищать свои права и достоинство в суде. Будет, на что опираться. Будет определена мера ответственности за оскорбления и угрозы журналистам. 


— Не совсем понятно заявление журналистов Абхазии о том, что на журналистов оказывается какое-то давление, — считает Стелла Адлейба. — Да, у нас такая работа, когда приходится терпеть хамство и угрозы от разных людей. Непонятно одно, если действительно существует вот это «журналистское братство», то почему оно распространяется только на тех, кто известен и давно работает в Абхазии, а на молодых журналистов оно не распространяется. У меня было много случаев, когда меня оскорбляли и угрожали. Когда наши статьи комментируются в соцсетях, и люди выливают на нас грязь, как правило, не по делу и необъективно, наши коллеги чаще всего не пытаются заступаться. Лично я не подписалась именно по этой причине. Я не верю в «журналистское братство» и в то, что закон сможет отрегулировать эти вопросы. Но хочу отметить, что не так уж часто журналисты Абхазии выступают с коллективным обращением, а тем более в поддержку коллеги. Но я хочу надеяться на то, что это будет хорошим стимулом для большей сплоченности среди журналистов страны». 


Материал подготовил Дмитрий Статейнов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *